gallery/эмблема

"РАБОЧИЙ

И

КОЛХОЗНИЦА"

В мае 1936 года в разгар работы над образом, который Мухина В.И. создавала к всесоюзной выставке "Индустрия социализма" в ознаменование двадцатилетия Советского государства,  ей вручили письмо из Совнаркома.  Приказом Совнаркома  В. И. Мухина, В. А. Андреев, М. Г. Манизер и И. Д. Шадр были назначены участниками конкурса на скульптуру для павильона СССР на Международной выставке в Париже 1937 года. К работе приступить надлежало немедленно, а дополнительные требования по проекту следовало получить у автора проекта павильона архитектора Б. М. Иофана (автор проекта  Дворца Советов).

 

Архитектурная перспектива проекта была выполнена на большом листе ватмана цветной акварелью. Образ павильона представлял собой длинное и узкое сооружение, похожее на гигантский корабль, на вознесенном носу которого поставлена гигантская статуя. Но на взгляд Мухиной это был не корабль, а длинный поезд, впереди которого мчался необыкновенный локомотив с башней-пилоном и статуей.

 

Планировка павильона, длина которого составляла 160, а ширина 21,5 метра обусловлены местом расположения на территории парижской выставки - площадка над автомобильным тоннелем, огороженным по краям платанами и граничащая с берегом Сены, набережной Пасси и знаменитой Эйфелевой башни. Пол павильона должен был стать крышей тоннеля, а стены идти вдоль аллеи платанов.

 

 

Замысел состоял в возведении триумфального здания, отображающего своей динамикой стремительный и мощный рост достижений первого в мире социалистического государства. При этом здание должно легко восприниматься с дальнего расстояния, чтобы любой человек при первом взгляде чувствовал, что перед ним павильон Советского Союза.

 

Высота башни-пилона - около 34 метров, а скульптуры на ней около 18 метров. Скульптуру Иофан представлял себе сделанной из светлого металла, как бы летящей вперед, как незабываемая луврская Ника - Крылатая победа.

 

Иофан нарисовал обнаженную мужскую фигуру с молотом и женскую в тонких облегающих одеждах с серпом в руке - они идут шаг в шаг, подняв над головой серп и молот, соединенные в эмблему Советского государства. 

 

К июню проект Иофана был уже утвержден правительством и размещен в газете "Правда". 

 

На первом этапе работы Мухина ввела в композицию форму длиннейшего шарфа, которая могла бы символизировать собой те красные полотнища, без которых мы не мыслим ни одной нашей массовой демонстрации, и вместе с тем связать статую со зданием в едином полете.

 

Чтобы естественно и логично вписать "кусок материи" в общую композицию скульптурной группы и всего павильона было решено шарф одним концом зажать в левой руке женской фигуры, а другой конец , развиваясь от встречного ветра, направаить назад, а потом, делая горизонтальную петлю, возвратить к бедру мужчины, облегая его спереди и опять направить назад, обрываясь и трепеща от ветра. Левая рука женщины и правая мужчины тоже включались в горизонтальный полет шарфа, вместе с шарфом они укрепляли связь скульптуры с пьедесталом, со всем зданием павильона и невероятно усиливали стремительность движения фигур вперед. Мухина изменила решение архитектора создать торжественную скульптуру с тяжелой поступью, превратив ее во всесокрушающий порыв.

 

Женщину  мухина лепит в русском сарафане, лиф которого, открывая шею и плечи, плотно облегает торс, а широкая юбка, стянутая в талии, образует затем вихрь крупных складок. Эти складки летят тоже по горизонтальным дугам и вместе с шарфом прочно "привязывают" скульптуру к пилону. Статуя становится неотрывной от ее основания. Примерно в том же ритме она лепит волосы женщины, похожие на пламя костра, относимого ветром назад - против движения. Если смотреть на женскую фигуру в профиль, то ее движение стало стремительным, легким, воодушевленным и сильным, как смелый порыв к большой жизни. Кроме вскинутой вверх правой руки с серпом и согнутой в колене правой ноги, обтянутой юбкой, - все остальное пронизано движением летящих форм.

 

Мужскую фигуру Мухина вылепила обнаженной, как это было у Иофана, но изменила пропорции и свободной правой руке придала движение развернутого крыла. Если смотреть сбоку или в трехчетвертном повороте, то рука соединялась с петлей шарфа, и сходство с крылом приобретало еще большую наглядность; полотнище, охватывающее бедра мужчины, в своем полете становилось как бы опорой, динамически поддерживающей в движении громадную петлю шарфа и руки-крылья обеих фигур.

 

Мухина решила найти такой силуэт композиции, чтобы вокруг фигур было много воздуха, чтобы на большой высоте на фоне неба скульптура казалась ажурной и, стало быть, легкой. Тяжелый, непроницаемый силуэт, как на проекте Иофана, здесь совершенно был неприемлем.
 

Особенное значение Мухина придавала именно ажурности группы. Со всех точек зрения силуэт статуи и каждой фигуры в отдельности должен был быть четким, заостренно-стремительным, проницаемым для воздуха и в то же время пластически цельным, декоративно продуманным, красивым. Мухина несколько "расчленяет" мужскую и женскую фигуры, пропуская между ними воздух (у Иофана они срослись подобно сиамским близнецам); ищет форму и силуэт каждого просвета между фигурами, шарфом, каждого куска пространства внутри статуи, с тем чтобы одна часть не закрывала другую, а напротив - помогала бы воспринимать движение и сливалась в многообразную декоративную симфонию ансамбля всего сооружения. Ничто не должно надоедать, повторяться при обходе вокруг статуи, каждый аспект должен был быть пластически завершенным, декоративно интересным и вместе с тем вносить новое содержание в образную выразительность единого целого.


Проект Иофана утвержден Правительственной комиссией, а проект Мухиной отступал от композиции Иофана, в связи с чем  модель могли отвергнуть. Больше всего Мухина боялась за шарф, которого у Иофана нет, но без которого она теперь не могла даже представить себе скульптурной группы "Рабочий и Колхозница".

 

Как работают Андреев, Манизер, Шадр Мухина не знала, не позволяла себе собирать какие-либо сведения или слухи. К себе также никого не пускала. В Москву за два месяца она ездила лишь на один день - на похороны Горького.

 

Мухина в процессе поисков композиции, ажурного силуэта наметила и решение самих фигур. Бодрый и мощный порыв, легкость и стремительность - все, что она пыталась выразить в движении группы, само собой, с логической последовательностью привело ее к образам молодых рабочего и колхозницы, которые бы олицетворяли комсомол, молодость и надежду Страны Советов. Образы для воплощения этой идеи ей придумывать не пришлось - они встречались ей постоянно. Один из них - Николай Васильевич Зайцев, молодой кузнец, с которого она лепила водолаза, пригодился ей и для образа рабочего; он был хорошо сложен: высокий рост, широкие плечи и грудь, атлетическая спина и крепкие ноги. Также натурщиком для рабочего стал атлет Игорь Басанько. Образ девушки складывался постепенно в ее работах с начала тридцатых годов: крепкая, спортивная фигура, плотная и одновременно легкая, стройная - натурщицей стала работница московской телефонной станции Анна Богоявленская.

 

В первых числах сентября Мухина подала для просмотра свой эскиз. Но предварительный просмотр пяти эскизов, на которых Мухина  впервые увидела проекты своих соперников, состоялся лишь в октябре (оказалось, к конкурсу примкнул еще Б. Королев). Работы смотрел уполномоченный правительства, комиссар будущего советского павильона на парижской выставке Иван Иванович Межлаук, с ним - еще одно ответственное лицо, о котором Мухина ничего не знала.

 

Андреев и Манизер не отступили от замысла Иофана: тяжелая монолитность в силуэте, нет ажура, отсутствие стремительности и легкой движения в фигурах; они тяжелые и ничем, кроме серпа и молота, не похожи на современников. В этих эскизах есть известная торжественность поступи, но замороженная, не живая, в духе псевдоклассицизма прошлого века, особенно у Манизера.

 

Шадр, в свою очередь, совсем оторвался не только от наброска Иофановской группы, но, кажется, забыл и о самом павильоне, о необходимости синтеза скульптуры и архитектуры. Его фигуры не восходят по ступеням павильона - они улетают с него ввысь: девушка с серпом дана в воздухе, летит по горизонтали, вернее, в эскизе она лежит на подпорке; а рабочий в кепке будто приготовился метать свой молот как диск или копье. Оригинальное решение, необыкновенный, сказочно-романтичный полет фигур, но все это не имеет никакого отношения к поставленной перед ними задаче.

 

Межлауку понравился проект Мухиной, но попрасил надеть штаны на Рабочего.

 

В конечном итоге - Колхозница в сарафане и Рабочий в комбинезоне - их единство получилось органичнее, и образы выиграли в современности облика. 

 

Однако Межлаук, посмотрев "одетый" эскиз, посоветовал к окончательному просмотру сделать три варианта: один совсем без шарфа, второй с толстым шарфом,  и еще один с шарфом полегче, чтобы проверяющие могли сравнить и оценить правильность варианта Мухиной.

 

24 октября Мухина написала Межлауку о сроках, необходимых для окончания реализации проекта в метале.

 

Только в начале ноября позвонили - был назначен день просмотра. Приехали Молотов, Антипов, Межлаук и еще кто-то, кого Мухина не знала. Скульпторов в этом жюри не было. По итогам просмотра Молотов дал указание сделать шарф одно полосой, а не двумя, как было задумано Мухиной, после чего проект был одобрен.

 

После утверждения модели в Торговой палате было созвано совещание с директорами и главными инженерами заводов и конструкторами.

 

Трех метровую модель в связи с ограниченными сроками по инициативе главного инженера завода, которому поручили подготовку группы П.Н. Львова, было решено заменить на однометровую.

 

В начале 1937 г. с завода, на котором проходила сборка, поступил донос на Мухину, в котором говорилось, что работа не может быть закончена в намеченные сроки, так как скульптор постоянно прерывает работу и требует исправлений, а в отдельных местах стальной оболочки каркаса явственно виден профиль врага народа Л. Троцкого.

 

Тогда на донос не отреагировали, но по возвращении с выставки арестовали комиссара советского павильона И. Межлаука и нескольких инженеров, работавших над созданием статуи.

 

Воплощение скульптуры заняло 3,5 месяца, при этом использовали новейшие технологии, открытые советским металловедом П.Н. Львовым: на многотонный каркас навешивали сформованную на деревянных шаблонах оболочку из хромоникелевой стали и сваривали. В итоге памятник монументального искусства был составлен из 5000  деталей. 

 

Чтобы довезти Рабочего и Колхозницу до Парижа, 25-метровый памятник разрезали на 65 частей и упаковали в 28 железнодорожных вагонов. В Польше ящики не прошли в туннель, и пришлось резать скульптуру еще на несколько частей. На выставке в Париже Рабочий и Колхозница произвели фурор. 

 

Всемирная выставка 1937 года в Париже проходила под девизом «Искусство и техника в современной жизни» и стала ареной пропаганды отдельными странами-участницами своих политических и экономических систем. Кроме Советской России, здесь демонстрировали свои достижения фашистские Германия и Италия.

 

На Парижской выставке советский павильон символично располагался напротив немецкого — а посредине, разумеется, Эйфелева башня. Напомним, к тому времени Гитлер уже около четырех лет находится у власти. Нацисты намеренно сконструировали свой павильон на несколько метров выше советского, а на верхушке для пущей внушительности установили железного орла. Однако главная имперская птаха выглядела столь миниатюрно по сравнению с парой гигантских советских трудяг, что воспринималась едва ли не комично. Зрители сочли это зрелище нелепым, а также говорили, что орел на крыше со стыда отвернул голову.

 

Французский график Ф. Мазерель признавался: «Ваша скульптура поразила нас. Мы целыми вечерами говорим и спорим о ней». Пикассо восхищался тем, как выглядит нержавеющая сталь на фоне сиреневого парижского неба.

 

Ромен Роллан писал: «На Международной выставке, на берегах Сены два молодых советских гиганта возносят серп и молот, и мы слышим, как из их груди льется героический гимн, который зовет народы к свободе, к единству и приведет их к победе».

 

«Через тридцать лет, – писал французский журналист Филипп Ламур,– когда внуки теперешних французов попытаются восстановить посредством точной картины великолепное воспоминание о полной чудес парижской выставке, они, несомненно, вспомнят немало остроумных сооружений и тысячу забавных деталей этого огромного города, импровизированного в течение нескольких месяцев на берегах Сены. Но то, что навеки запечатлеется в памяти парижан, венчая этот праздничный город, достигая высоты небес, – это гигантская статуя павильона Советов, в которой молодость прорывается в великолепной радостной легкости, как большая надежда, шагающая к небу».

 

Президенту национального синдиката журналистов Жоржу Бурдону скульптурная группа советского павильона напоминала Самофракийскую Победу – великий эллинский символ, обновленный в камне и металле.

 

"Рабочий и Колхозница" стали центром притяжения, поэтому не удивительно, что во время монтажных работ вскрылось несколько диверсий. Фотографии статуи печатали все ведущие газеты, ее копии повторяли на множестве сувениров выставки. При возврате из Парижа памятник Рабочему и Колхознице повредили. После реконструкции его в 1939 году установили на низком (11 метров вместо нужных 33) постаменте перед Северным входом ВДНХ, который Мухина назвала пеньком.

 

В 1987 году монумент решили перенести от северного входа ВДНХ, но оказалось, что ему требовался капитальный ремонт каркаса, который разъела коррозия. Однако из-за кризиса 90-ых годов о памятнике вспомнили лишь в 2003-м. Его разобрали и отправили в цех Центрального научно-исследовательского института стальных конструкций им. В.А. Кучеренко.

 

В течение шести лет монументом пытались заняться основательно, но не хватало финансирования. В итоге право реставрирования получила компания, занимавшаяся проектированием канализационных коллекторов — как оказалось, мастера широкого профиля. Коллектив и руководство ответственно отнеслись к порученному им делу и детально разработали план. Научным руководителем реставраторов стал скульптор Вадим Церковников, шесть лет боровшийся за восстановление шедевра.

 

Каркас восстанавливался по старому образцу. Каждая из пяти тысяч деталей была сфотографирована и разложена на компьютере по цветовому спектру, чтобы определить, какие части подлежат реставрации, а какие необходимо заменить полностью. В итоге выяснялось, что в негодность пришли только 500 элементов. В ноябре 2009 года реставрация скульптуры «Рабочий и колхозница» успешно завершилась.

 

28 ноября 2009 года с помощью специального крана памятник установили на специальный постамент, где позже открылся музейно-выставочный центр.